ПРОТОКОЛ №5
заседания контрольной комиссии Ассоциации
«Саморегулируемая организация кредитных кооперативов «Содействие»

г. Смоленск                                                                                                  05 марта 2018 года

10 часов 00 минут

Заседание контрольной комиссии в форме очного голосования проведено по адресу: г. Смоленск, ул. Октябрьской революции, д. 9, офис. 301.

Присутствовали:

Кирпиченкова Т.В. – Председатель комиссии,

Тарасова Н.В. – член комиссии,

Семенова Е.В. – член комиссии.

Приглашены:

директор партнерства М.Р. Овчиян,

консультант, курирующий кооператив, Напреева О.

Председательствует на собрании Кирпиченкова Т.В.

Ведение протокола поручено Тарасовой Н.В.

Повестка дня:

«Результаты внеплановой проверки кредитного потребительского кооператива КПК «ФОНД СКОРОЙ ФИНАНСОВОЙ ПОМОЩИ» (ИНН 1101089078, ОГРН 1111101006444, юридический адрес: 167000, Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Карла Маркса, д. 197, учтённый в реестре за № 319).

Проверка инициирована обращением гражданки М.Н.Н. в СРО «Содействие» выражающем несогласие с условиями заключенных с ней договоров передачи личных сбережений № 7-0000329    от 21.11.16 г. и № 7-0000328     от  24.11.2017 г. с КПК «Фонд Скорой Финансовой Помощи» .

Для оценки достоверности обстоятельств, изложенных в обращении М.Н.Н. приказом № 8/Проверка от 24.01.2018 структурному подразделению, осуществляющему контроль за деятельностью кредитных кооперативов, участвующих в СРО «Содействие», было поручено провести внеплановую проверку деятельности КПК «ФОНД СФП».

Из Кооператива были запрошены: В рамках проверки у кооператива были запрошены документы: документы, оформляющие отношения членства в Кооперативе М.Н.Н.; договора передачи личных сбережений и сумм паевых взносов М.Н.Н. (договор передачи личных сбережений № 7-0000329    от 21.11.16 г. и № 7-0000328  от  24.11.2017 г.);  платежные документы, характеризующие сроки и объемы исполнения обязательств по возврату личных сбережений (если таковые имеются), а также компенсации за их использование; копии иных материалов, характеризующие отношения Кооператива М.Н.Н.; объяснения Кооператива по обстоятельствам, изложенным в жалобе М.Н.Н., с приложением подтверждающих документов.

В результате внеочередной проверки КПК «ФОНД СФП» установлено:

1. М.Н.Н. принята в кооператив по личному заявлению от 24.11.2016, о чем свидетельствует копия ее личного заявления. По договору № 7-0000329 от 21.11.2016 М.Н.Н. передала кооперативу личные сбережения в сумме 920 000 руб., а по договору № 7-0000328     от  24.11.2016   - в сумме 1 380 000 руб. Компенсация за использование личных сбережений по первому договору составляет  17,5% годовых, а по второму – 15% годовых.

2. П. 1.2 Договора установлено, что пайщик передает кооперативу личные сбережения в сумме 1 380 000 руб. и 120 000 руб. в «качестве минимальной возвратной квоты долевого участия». При этом статус «минимальной квоты долевого участия» не определен, из чего можно сделать вывод, что п.1.1, в соответствии с п.1, ст. 807 ГК РФ определяет существенное условие договора передачи личных сбережений – сумму переданных пайщиком денежных средств. Пайщик передал кооперативу денежные средства в общей сумме 1 380 000 руб. + 120 000 руб.=1 500 000 руб.

В противовес п.1.1., п.2.13. Договора определяет сумму в 120 000 руб. как сумму паенакоплений пайщика и устанавливает, что компенсация за использование личных сбережений не начисляется. Это противоречит условию платности использования кооперативом переданных ему личных сбережений, установленному ч.2, ст. 30 Закона № 190-ФЗ.

В своих пояснениях данных письмом от 26.02.2018 г (исх. №  117) кооператив намеренно искажает суммы переданных сбережений – 920 000 руб. и 1 380 000 руб. С этих сумм М.Н.Н. была начислена компенсация в размере 161 000 руб. и 207 000 руб. соответственно.

Фактически суммы, отраженные в договорах передачи личных сбережений составляют 1 000 000 и 1 500 000 руб. Сумма дохода (компенсации) за использование личных сбережений должна исчисляться от этих сумм и составит оценочно по договору № 7-0000329 от 21.11.2016 г. 175 000 руб. и по договору № 7-0000328 от 24.11.2016 г. – 225000 руб. Кооперативу следует доначислить 14000 + 18000 = 32000 руб. и выплатить непогашенную перед  М.Н.Н.задолженность после ее налоговой очистки.

3. Условие п. 2.5. об уплате членского взноса в размере 1% со всех выплат по договору, дублирует соответствующее условие ст. 11 Устава и противоречит условию возвратности переданных кооперативу личных сбережений, установленному ч.2, ст. 30 Закона № 190-ФЗ. Исчисление членского взноса от суммы переданных кооперативу личных сбережений, а не от суммы начисленного дохода, может привести к возврату пайщику меньшей суммы его личных средств, чем он передал кооперативу по договору передачи личных сбережений.  На это кооперативу было указано в п. 5 акта проверки по жалобе М.Н.А.

Пояснения кооператива, данные письмом от 26.02.2018 г (исх. №  117) о том, что такая возможность начисления членского взноса предусмотрена стандартом СРО, искажает положение стандарта, допускающего исчисление суммы членского взноса с «начисленного дохода (компенсации) за использование личных сбережений, но не от суммы переданных пайщиком личных сбережений. Таким образом, условие п. 2.5 договора противоречит и п. 3.2.1.3  внутреннего стандарта привлечения денежных средств физических лиц – пайщиков кредитных кооперативов, участвующих в СРО «Содействие».

Из представленных кооперативом документов невозможно определить базу, от которой исчислялся членский взнос в размере 1%. Судя по заявлению М.Н.Н., с нее излишне удержан членский взнос 21300 руб. При этом, ответ кооператива М.Н.Н.от 28.12.2017 г. не содержит никаких вразумительных пояснений на этот счет кроме ссылки на решение общего собрания, правомочность которого вызывает сомнения.

Из лицевых карточек следует, что членский взнос по договору № 7-0000329 от 21.11.2016 г. удержан в сумме 10 708 руб., а по договору № 7-0000328 от 24.11.2016 г. – 14095 тыс. руб., всего 24 803 руб. Исходя из размеров начисленной компенсации, сумма членского взноса не должна превышать 1 610 + 2070  = 3680 руб. Излишне удержанный членский взнос в сумме  21123 руб. кооперативу следует вернуть пайщику М.Н.Н.

4. П.3.3 Договора содержит условие об уплате пайщиком целевого взноса в размере 3% от размещенной суммы при досрочном расторжении договора. Неправомерность этого условия была обоснована ранее в акте проверки по жалобе М.А.А. Ч.3 ст. 1 Закона № 190-ФЗ не содержит такого определения, как «обязательный целевой взнос», который должен уплачиваться пайщиком кредитного кооператива. Пайщики должны вносить паевые взносы, вступительные и членские взносы если это предусмотрено уставом и дополнительные взносы для покрытия убытков кредитного кооператива. Вменение пайщику не предусмотренной законом обязанности вносить «обязательный целевой взнос» необоснованно. Кроме этого, как следует из письма департамента налоговой и таможенно – тарифной политики Министерства финансов РФ от 25.01.2018 г. № 03-03-06/3/39841, не предусмотренный законодательством «целевой взнос» должен включаться в состав налоогоблагаемой базы по налогу на прибыль. 

Поэтому сумма не предусмотренного законом «обязательного целевого взноса» не может быть вычтена из выплачиваемой суммы личных сбережений при досрочном расторжении договора.

5. Фактически, условие об оплате обязательного целевого взноса при досрочном возврате сбережений определяет заградительный  тариф, ограничивающий пайщика в праве на получение своих средств до окончания срока договора. Определением ВС РФ от 12.05.2015 N 305-ЭС15-680 определена правовая форма заградительной комиссии, а именно, «заградительный тариф (комиссия) имеет штрафной характер и, по сути, является мерой ответственности клиента перед банком».  Очевидно, что введение такого тарифа, под видом «обязательного целевого взноса», ущемляет права пайщика.

Кроме этого это противоречит п.2, ст. 837 ГК, устанавливающего ничтожность «условия договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно». В данном случае следует принять во внимание идентичные правовые режимы размещения и обслуживания вкладов в банках и личных сбережений в кооперативе.

6. В нарушение ч. 5, ст. 30 Закона № 190-ФЗ, в договор передачи личных сбережений не включено условие о досрочном возврате денежных средств при прекращении членства пайщика в кооперативе. 

7. Условие п. 5.1 договора, устанавливающее, что сохранность и возвратность денежных средств пайщика обеспечивается членством кооператива в СРО «Содействие» не соответствует действительности и намеренно вводит пайщика в заблуждение.  В соответствии со ст. 39, 40 Закона № 190-ФЗ, имущественная ответственность СРО дополнительна к имущественной ответственности самого кредитного кооператива и ограничена размерами и долей компенсационного фонда, которую СРО может направить в качестве компенсационных выплат пайщикам несостоятельного кредитного кооператива. При таких обстоятельствах членство кооператива в СРО не обеспечивает сохранность и возврат сбережений. Замечания, изложенные в п. 5,6 акта были указаны в акте по результатам внеплановой проверки по жалобе М.Н.А., но так и не были устранены кооперативом.       

Характер выявленных нарушений в условиях договоров передачи личных сбережений и во взаимоотношениях с пайщиком М.Н.Н. (и, вероятно с другими пайщиками – сберегателями) свидетельствует о том, что кооператив систематически вводит пайщиков в заблуждение относительно условий размещения сбережений, размеров дохода (компенсации) за их использование, установления и разъяснения обязанности членов кооператива.

В соответствии с п..1, ст. 16 Закона № 2300-1 «О защите прав потребителей», «Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными». Кроме этого, спорные формулировки устава, назначение обязанности по уплате членских взносов общим собранием с участием уполномоченных, избранных по не установленной уставом и противоречащей стандарту СРО норме представительства, открыто противоречат Закону № 190-ФЗ «О кредитной кооперации».

В целях устранения выявленных в акте нарушений кооперативу предписывается:

  1. Доначислить доход (компенсацию) за использование личных сбережений М.Н.Н. в размере 32 000 рублей и выплатить указанную сумму после налоговой очистки;
  2. Возвратить М.Н.Н.  излишне удержанный членский взнос в  сумме  21 123 рублей.
  3. Устранить из заключаемых с пайщиками договоров передачи личных сбережений не соответствующие законодательству и вводящие пайщиков в заблуждение условия.
  4. Представить в СРО «Содействие» вновь заключенные договора передачи личных сбережений, очищенные от не соответствующих законодательству условий и  дополненные условием, предусмотренным законом.  
  5. Представить в СРО «Содействие» пояснения и документы о нормах избрания 7 уполномоченных представлявших 2 тыс. пайщиков кооператива на общем собрании 03.07.2017 г. (протокол № 10).

Таким образом, доводы, изложенные в жалобе М.Н.Н., полностью  нашли своё подтверждение.

Однако, в деятельности КПК «ФОНД СФП»  при рассмотрении обращения заявителя выявлены нарушения законодательства о потребительском кредите (займе) и о кредитной кооперации, а именно:

На основании изложенного, контрольная комиссия постановила:

1) утвердить результаты проведенной проверки по жалобе М.Н.Н. 

2) направить сообщение о результатах рассмотрения обращения М.Н.Н.   председателю правления Кооператива;

3) директору СРО «Содействие» подготовить и направить в адрес Кооператива Предписание об устранении выявленных в ходе проверки нарушениях, установив разумный срок для их устранения;

4) директору СРО «Содействие» сообщить о результатах проведённой проверки заявителю жалобы М.Н.Н. 

Председатель комиссии

Т.В. Кирпиченкова

Секретарь

Н.В.Тарасова


1 Опубликовано на сайте СРО «Содействие» по ссылке: http://sro-sodeystvie.ru/info/novosti/novost-3268