Письмо Начальнику Дальневосточного главного управления Центрального банка РФ

Уважаемый Сергей Владимирович!

КПК «Исток» (ОГРН 1032500676845, ИНН 2516005888, расположенный по адресу: 692091, Приморский край, Кировский р-н, п.г.т. Кировский, ул. Набережная, д. 77А) является членом СРО «Содействие» и учтен в реестре за номером 052. В соответствии  с пп.3, ст.2 Федерального закона от 13.07.2015 г. № 223-ФЗ, одной из целей деятельности СРО является представление интересов своих членов в Банке России.

12 декабря 2016 г. КПК «Исток» получил запрос о предоставлении документов от обслуживающего его отделения «Сбербанка». Несмотря на то, что запрос во многом составлен формально и бессодержательно (например, пояснения об экономическом смысле операций кредитного кооператива или об оплате таможенных платежей) кооператив в установленный пятидневный срок подготовил и направил в банк все испрашиваемые документы.

Тем не менее, банк ограничил кооперативу доступ к услуге дистанционного банковского обслуживания, мотивируя это «наличием подозрений в осуществлении операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем». Безусловно, банк вправе самостоятельно устанавливать режимы обслуживания клиентов, но приведенная им мотивация несостоятельна и произвольна. Как следует из информационного письма Заместителя Председателя Банка России Д.Г. Скобелкина «О факторах, влияющих на оценку степени (уровня) риска клиента», то обстоятельство, что клиентом банка является кредитный кооператив «не определяет в качестве обязательного и самостоятельного основания для возникновения у работников подозрений… что операции совершается в целях ПОД/ФТ, позволяющих …реализовывать полномочия, предусмотренные п. 5 и 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ». К сожалению, в описываемой ситуации эта рекомендация была проигнорирована отделением Сбербанка, обсуживающим кредитный кооператив «Исток». Очевидно, что если бы сотрудниками «Сбербанка» были бы проанализированы представленные кооперативом документы и сведения, они пришли бы к выводу, что деятельность по организации финансовой взаимопомощи пайщиков-физических лиц закономерно связана с повышенными оборотами наличности, что займы на улучшение жилищных условий, которые  впоследствии погашаются средствами материнского (семейного) капитала, действительно обеспечивают финансовые потребности семей с умеренными доходами, что незначительная налоговая нагрузка свойственна кооперативу как некоммерческой организации. Но, действуя с позиции сильной стороны и декларативно прикрываясь законом № 115-ФЗ, сотрудники отделения «Сбербанка» просто ограничили  КПК «Исток» в банковском обслуживании. В ситуации п.г.т. Кировский, где нет альтернативной возможности получить банковские услуги, это ставит кооператив на грань выживания, ограничивая его в возможности соблюдения целого ряда нормативных актов Банка России.  

Нормы закона № 115-ФЗ не содержат ни такой меры, как «предоставление услуг в режиме ограниченной функциональности», ни оснований для ее применения. Фактически банк воспользовался нормой п. 11, ст. 7 Закона № 115-ФЗ, разрешающей отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции при возникновении подозрений, что «операция совершается в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем…».

Но, во-первых – п. 11, ст. 7 касается одной, намечаемой к совершению, операции, но не всех операций, которые были совершены кооперативом ранее.

Во-вторых, установив для кооператива режим ограниченной функциональности, банк фактически отказал ему в обслуживании, что, по сути, означает расторжение договора банковского счета. А это противоречит норме п. 5.2. ст. 7, разрешающей расторгнуть договор банковского счета «в случае принятия в течение календарного года двух и более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента».

Решения о таких отказах банком не принимались и не приняты даже сейчас, что снимает основания для применения банком права отказаться от обслуживания кооператива.

Введенное законом № 115-ФЗ право банка отказать в совершении операции или расторгнуть договор банковского счета не ограничивается этими локальными актами. Информация о таких случаях носит превентивный характер, должна распространяться между другими финансовыми институтами и учитываться при определении уровня риска клиента. Поскольку банк обязан документально фиксировать и представлять в Росфинмониторинг информацию обо всех случаях отказа от проведения операций (п. 13 ст. 7) или расторжения договора банковского счета (п. 13.1 ст. 7), прошу проверить, направлялись ли банком ФЭС по ограничениям, установленным им в отношении КПК «Исток». В случае, если такие сообщения не направлялись, ссылки банка на противолегализационное законодательство являются несостоятельными и он не вправе воспользоваться п. 12 ст. 7 Закона № 115-ФЗ.

Приложения:

1. Screenshot информационного сообщения системы Сбербанк Бизнес Онлайн КПК «Исток»;

2. Запрос документов у КПК «Исток».

С уважением,

Директор                                                                                                       М.Р. Овчиян

Графическая копия: