Письмо Руководителю Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Исх. № 103 от 30.01.2017 г.

 

Руководителю Федеральной службы по надзору

в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

А.А. Жарову

109074, г. Москва, Китайгородский пр., д.7, стр.2

Уважаемый Александр Александрович.

Частью 5, ст. 4 Федерального закона от 03.07.2016 N 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» предусмотрена возможность кредитора, при осуществлении действий, направленных на возврат просроченной задолженности, взаимодействовать с «любыми третьими лицами».

Ч. 6 указанной статьи условием такого взаимодействия определено согласие должника «содержащего в том числе, согласие … на обработку его персональных данных». Таким образом, для осуществления взаимодействия с третьим лицом закон устанавливает условие получения согласия на обработку персональных данных самого должника, но не третьего лица, с которым может взаимодействовать кредитор.

Между тем, для осуществления взаимодействия с третьим лицом, кредитор должен располагать, как минимум, следующими его персональными данными:  Ф.И.О, номером телефона, или адресом проживания, либо иной контактной информацией, обеспечивающей возможность взаимодействия с третьим лицом, способами, установленными п.1-3, ч.1, ст. 4 Закона № 230-ФЗ. Эта информация позволяющая идентифицировать третье лицо, соответствует определению «персональных данных», данному в п. «а», ст. 2 «Конвенции о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера» (ETS N 108) (заключенной в г. Страсбурге 28.01.1981). В свою очередь, как установлено п. 1 Указа Президента РФ от 06.03.1997 N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера», сведения, позволяющие идентифицировать личность гражданина, относятся к конфиденциальной информации.

С момента получения персональных данных третьего лица, с которым он может взаимодействовать в целях возврата просроченной задолженности, кредитор приступает к их обработке.

Принимая во внимание изложенное, прошу разъяснить, вправе ли кредитор осуществлять обработку персональных данных третьего лица, не получая от него согласия на обработку персональных данных (как это следует из ч. 5, ст. 4 Закона № 230-ФЗ), с учетом следующих обстоятельств:

  1. третье лицо не является стороной договора с кредитором;
  2. персональные данные передаются кредитору не самим третьим лицом, а должником.     

С уважением,

Директор СРО «Содействие»                                                                        М.Р. Овчиян

Графическая копия: